» » Поздравляем Василия Семеновича Ланового

Поздравляем Василия Семеновича Ланового

Поздравляем Василия Семеновича Ланового
7-01-2015, 16:11
Комментариев: 1
Категория: Культура
Поздравляем Василия Семеновича Ланового


Лановой Василий Семенович биография.

Детство

Родители Василия Ланового были малограмотными украинскими крестьянами в селе под Винницей. В 1931 году родители, спасаясь от голода, переехали в Москву.
родился 16 января 1934 года в Москве, куда в неурожайный на Украине 1931 год из села Стрымба Кодымского района Одесской области приехали его родители - Семен Петрович (1907–1979) и Агафья Ивановна (1910–1986). Родители актера, окончившие по его словам «на двоих три класса» были простыми малограмотными украинскими крестьянами, но о своей матери Василий Семенович с теплотой вспоминает: «… если понимать под интеллигентностью возможность предугадать, как твое слово отзовется на другом человеке, то мама была подлинным интеллигентом. Она была поразительно чуткой, меня это просто поражало. Замечательно они с папой пели хохлацкие песни, дивно пели».

Войну Василий Лановой встретил 7-летним мальчишкой на Украине. Туда, на свою родину, за несколько дней до начала войны Ланового и двух его сестер отправили на каникулы родители. На станцию Абамеликово, что в 3–4 километрах от деревни Стрымба, они приехали рано утром 23 июня. Встречал их дедушка, и едва они сошли с поезда, он первым сообщил им тревожную весть - началась война. Мать с отцом должны были приехать к ним через неделю, но война разлучила семью почти на 3 года. В.С. Лановой вспоминает эти страшные годы оккупации в своей книге: «Сначала было отступление наших: шли плотной колонной на восток, потом движение начало убыстряться, шли уже не колонной, а отдельными группами. Расстояние между группами становилось все больше и больше, а скоро мы увидели и первых раненых, окровавленных солдат. Шли кто сам, кого везли или тащили на себе солдаты… И наконец образовалась пауза, томительная, гнетущая тишина. Крестьяне с тревогой ждали, что же будет дальше... А дальше появились первые мотоциклисты, точно так, как показывают в кино. Сначала вдали увидели столб пыли, который поднимался над дорогой. Люди стояли у околицы и молча смотрели на приближающихся автоматчиков на мотоциклах. Немцы ехали, не опасаясь встретить здесь сопротивление, нагло, в открытую. А скоро оттуда же, откуда появились мотоциклисты, показались колонны машин, солдат, повозок, велосипедистов, зениток— это была лавина, этакая орда, чингисханщина, захватившая все пространство. Первой жертвой на селе, не считая кур, стал Тузик, который выбежал на улицу, облаивая непрошеных гостей. Его лай оборвала длинная автоматная очередь. Двигалась эта лавина через село непрерывно около двух недель, и казалось, конца не будет. А когда прошла, один отряд остановился в деревне. А один немец, который у нас остановился в доме, подарил мне свой ремень. Я надел его и пошел гулять. Случилось это на току... Подъехал немец, увидел меня с этим ремнем и кричит: «Ком хер, ком хер!» Я подошел. Тогда он показал, чтобы я отдал ему ремень. А я говорю: «Не дам, мой ремень». Тогда этот детина снял с плеча автомат и при всех над самой головой дал очередь, описав дугу... До сих пор слышу свист пуль у самого уха. После этого я молча снял ремень и протянул его немцу. Внешне все это я перенес спокойно, но долго еще и после войны, занимаясь уже в самодеятельности, продолжал заикаться и с большим трудом избавился от этого недуга.

На мое детство выпало и другое — испытать радость общения с природой, почувствовать ее красоту во всем богатстве и неповторимости, жить настоящей деревенской жизнью, получать хорошую физическую закалку на все последующие годы. Никогда не забыть, как однажды я хотел удержать теленка, а он начал брыкаться, вырываться. Будучи сильнее меня, он буквально понес меня по кочкам, по всем кизякам, какие попадались на пути. Но я тоже был упрямым (не зря же в жилах течет украинская кровь) и никак не хотел отпускать веревку, так и держался, пока теленок сам не остановился, выбившись из сил… Почему я такое место отвожу своим воспоминаниям детства? Да потому, что именно в детстве и юности закладывается в человеке все то, что потом сформирует в нем ту или иную личность, что разовьется в нем вглубь и вширь.»

Это было тяжелое время, когда ни родители, ни дети ничего не знали друг о друге. Но после освобождения крупных населенных пунктов близ Стрымбы мать Василия, не раздумывая, села в поезд и отправилась к детям, даже не зная, застанет ли их в живых. Родители Ланового еще в довоенные годы работали на химическом заводе, а в первые дни войны вручную разливали жидкость для противотанковых гранат. Скоро оба стали инвалидами и едва передвигались, но мать Василия ничто не могло удержать. Добиралась с пересадками на товарняках. Василий Семенович вспоминает: «Я бежал, как никогда в жизни не бегал, обгоняя других, раньше меня устремившихся к станции. Пробежав уже больше полпути, увидел, как навстречу движется лошадь, запряженная в телегу, а на ней сидит какая-то совсем незнакомая мне, худющая женщина, только два глаза застыли в неподвижности и смотрят на меня. Я ее, конечно, не узнал и пробежал мимо, как вдруг слышу, как дед, который вез ее, окликнул меня: «Василь, да то ж твоя мамка, куда ж ты...» Все окружили нас. Слезы, рыдания, крики — все слилось воедино. Рев стоял многоголосый, открытый, никто не стеснялся в проявлении своих чувств. В часы суровых испытаний люди как-то сближаются, чувствуют острее чужую боль, всем сердцем отзываются на нее.»

Месяц спустя Василий с матерью и сестрами вернулся в Москву товарным поездом. Война заканчивалась.


Драмкружок при Дворце культуры завода им. Лихачева

В послевоенной Москве до 1952 года В. Лановой жил с родителями на улице Машиностроения и учился в 500-й школе. Затем семье Лановых дали от ЗИЛа однокомнатную квартиру, где впятером они и проживали в течение 15 лет. Оттуда Василий каждый день ездил на занятия в драмкружок завода Лихачева, позднее – в Театральное училище имени Щукина и Театр Вахтангова.

А началось все просто… Гуляя со своим другом Володей Земляникиным (ныне тоже актером) в районе ЗИЛа, тринадцатилетний Василий обратил внимание на афишу. Драматический кружок при Дворце культуры завода имени Лихачева ставил спектакль "Друзья из Питтсбурга" по мотивам произведений Марка Твена. Руководил этой театральной студией, созданной в 1937-ом году, талантливый педагог и режиссер Сергей Львович Штейн. Спектакль произвел на друзей такое сильное впечатление, что сразу же после его окончания они пришли за кулисы и стали просить, чтобы их записали в студию, ведь в спектакле играли их сверстники или, может быть, ребята чуть постарше. Мальчикам тоже хотелось вот так выходить на сцену в той или иной роли… Их приняли. Педагоги студии, талантливые, профессиональные люди, беззаветно преданные театру, были очень увлечены работой с детьми. Занятия проходили легко и непринужденно, но, в то же время, на высоком уровне. Была разработана и введена в практику целая организация подготовки студийцев по дисциплинам: сцендвижение, сценречь, музыка, живопись, история театра. Не случайно эта студия выпустила таких замечательных актеров театра и кино, как Юрий Васильевич Катин-Ярцев, Вера Васильева, Игорь Таланкин, Татьяна Шмыга, Валерий Носик, Владимир Земляникин. С благодарностью рассказывает В. Лановой об этом кружке: «Такой «обетованной землей» стала для меня после деревенского детства, как и для многих других мальчишек и девчонок, театральная студия при Дворце культуры завода имени Лихачева. Это была не просто студия, это было братство, содружество людей, увлеченных, просто одержимых искусством, объединенных одним, захватившим всех делом, счастливых людей уже от того только, что их многое духовно роднило, что они были вместе и не мыслили себе существования друг без друга.»

Педагоги Сергей Львович Штейн и Лидия Михайловна Сатель стремились научить ребят мыслить самостоятельно, нестандартно, глубже понимать и чувствовать прочитанное, увиденное. Л. М. Сатель преподавала художественное чтение и старалась привить своим ученикам любовь к литературе. Начали они с "Войны и мира" Л. Н. Толстого, разработав программу художественного слова под названием "Наташа Ростова", в которой Василий Лановой читал отрывок выезда Наташи на бал. «Поручая нам для разучивания отрывки из произведений, она не стремилась давать адаптированные тексты, а ориентировала на классику, самую высокую литературу. Первое произведение, с которого мы начали с ней занятия, было ни больше ни меньше "Война и мир" Л. Н. Толстого. Давая каждому из нас по отрывку из романа, она помогала докапываться до глубин толстовской мысли, до истинной красоты художественного слова. Вероятно, только так и нужно поступать в процессе обучения театральному или какому-либо другому делу, не бояться браться за самое сложное, большое, глубинное. И уж если взялись, то обязательно постараться докопаться до этой глубины, не отступать перед сложностью. Такой подход к делу пробуждает в человеке его фантазию, учит широко мыслить, работать в полную силу по максимуму, словом, серьезность дела требует и серьезного, творческого к нему отношения. Только таким путем, я считаю, можно прийти к сколько-нибудь значительному результату.»

Первый раз на сцену Василий вышел в спектакле "Дорогие мои мальчишки" по пьесе Льва Кассиля. Вначале выступал в массовке, но затем, освоившись, он получил роль со словами. Василий Семенович вспоминает: «Я был одним из пионеров, который бойко докладывал председателю дружины: «Был в госпитале. Провел громкое чтение вслух и еще две книги про себя. Сочинение Маркова Твенова, очень интересно!» Меня поправляли — Марка Твена. И в другой раз я уже говорил — Марка Твенова. Все хотелось переделать американского писателя на русский лад. И лишь на третьем спектакле сказал, как надо было. Правда, говорил с жутким украинским акцентом. Особенно выдавала буква «г», ее я еще долго не мог произнести чисто, так, как она должна звучать.». В качестве награды за старание были новые роли и новые спектакли: "Золотой ключик", "Ромео и Джульетта", "Друзья из Питтсбурга", "Как закалялась сталь".

Поначалу Лановому не удавалось блистать в главных ролях: мешали заикание и сильный украинский акцент. Но постепенно он набирался опыта и в спектакле "Аттестат зрелости" сыграл роль Валентина Листовского, за которую на Всесоюзном конкурсе самодеятельных театров в 1951 году был удостоен первой премии. Юные актеры играли свои спектакли не только на сцене Дворца культуры ЗИЛа, но и на других сценических площадках и даже в других городах Советского Союза.
lanovoy3.jpg


Училище им. Б.В. Щукина

В. Лановой заканчивал седьмой класс, когда в его школу пришли военные летчики и так красиво рассказывали о своей профессии, что в классе не оказалось не единого мальчишки, который не захотел бы стать летчиком. Получив документы об окончании седьмого класса, Василий отнес их в летное училище. Но С. Л. Штейн, педагог актерской студии, узнав о таком решении, забрал документы своего ученика из военного училища. Окончив десять классов, Василий снова попытался уйти от актерской судьбы, но, видимо, было ему уготовано не избежать ее. Узнав о наборе в театральное училище имени Б.В. Щукина, Лановой больше из любопытства и желания проверить себя и свои актерские способности, отправился туда. Всего комиссией было просмотрено около ста пятидесяти абитуриентов, а приняты только только двое – Василий Лановой и Кюнна Игнатова, его будущая сокурсница. Вскоре после этого Лановой получил аттестат зрелости и золотую медаль. Но, полюбив театр, связать с ним свою судьбу будущий актер был еще не готов, и, желая заняться чем-то более серьезным, решил поступать в МГУ на факультет журналистики. Василий Семенович вспоминает: «В приемной комиссии мое желание восприняли с недоумением и недоверием: кому-то было известно о моих опытах на самодеятельной сцене. На вопрос: «Ну зачем вам университет?» - отвечал: «Ума-разума хочу набраться». В комиссии смеялись: «Еще?» Я отвечал: «Еще». Тогда мне устроили настоящий экзамен, задавали вопросы, что называется, «на засыпку», а я их парировал, так что не принять у них просто не было оснований. Наконец, отпуская меня, председатель комиссии сказал: «Поступай, но смотри, если удерешь! ». »

Но, уже летом, В. Лановой был вызван с отдыха из Керчи в Москву на пробы в фильме "Аттестат зрелости". Отпросившись у декана факультета на полтора месяца съемок и не проучившись в МГУ и полугода, начинающий актер пришел с "повинной" в Щукинское училище, где в апреле после предварительного просмотра был отобран педагогами, и навсегда связал свою судьбу с актерской профессией.

Фильм "Аттестат зрелости" привлек к себе внимание не только зрителей, но и критиков. Газеты и журналы опубликовали хвалебные рецензии, а в журнале "Огонек" появилась статья с многообещающим заголовком "Рождение актера!". Но непросто далась начинающему актеру эта роль. «В работе над этой ролью я многое получил для себя и в постижении профессии. Ведь мой герой был не просто сверстником, а обладал сложным, противоречивым характером. Это был чужой мне человек и, более того, чуждый, ненавистный мне. Вот его-то и предстояло играть. Неслучайно поэтому роль долго не давалась. Период поисков был долгим, мучительным, пока, наконец, не нашел суть роли, не почувствовал этого человека, не нашел характерные ему жесты, манеру держаться, говорить, мыслить его категориями. А когда начало получаться, я вдруг однажды услышал, как обратились к режиссеру с вопросом: «Где вы откопали этого маменькина сыночка, этого юного деспота?» Слова те были для меня высшей оценкой работы.»

Преподавательницей В. Ланового в Щукинском театральном училище была Цецилия Львовна Мансурова. Ученица Вахтангова, она словно из первых рук передавала студентам уроки мэтра, его эстетику, его представление о театре. Лановой делится своими воспоминаниями об учебе: «Наверное, покажется странным, но что поделаешь, так уж случилось, что до поступления в театральное училище я ни разу не был в Вахтанговском театре, не знал даже ведущих его актеров, и, конечно же, не имел никакого представления о вахтанговской школе. Всерьез освоение ее начинается лишь с конкретной работы над спектаклями… Много дала в постижении вахтанговской школы работа на третьем курсе училища над отрывком из спектакля «Рюи Блаз» под руководством педагога и режиссера А. И. Ремизовой. Здесь мне была впервые доверена комедийная роль — Дон Сезара де Базана. Отрывок начинался, можно сказать, экстравагантно и проходил как бы на одном дыхании. Я уже не успевал за собой, за своими словами, не мог остановиться. Как важна актеру первая реакция зрительного зала, первая поддержка, первое одобрение того, что ты сделал. Для меня же все произошло самым благоприятным образом. Роль как нельзя лучше совпадала с моими актерскими данными, с молодостью, озорством, лихостью. Мастерства там еще было немного, но был темперамент, и он меня захлестывал, нес дальше. Подхваченный этой волной, я безоглядно мчался вперед, не зная, как притормозить, а притормозить надо было. В сцене нужны были паузы, акценты, меня же нес темперамент, инерция — на этом, собственно, и держалась вся сцена. Была сплошная скороговорка. Мне из зала кричали: «Тррр!.. Остановись!..» Но остановиться уже было невозможно. В конце был взрыв аплодисментов. Но то были аплодисменты скорее удивления от увиденного, чем мастерству, профессионализму. Его явно не хватало. Сам же я после этого отрывка понял, что самое высокое искусство — не только иметь темперамент, но еще и уметь им управлять, разумно распоряжаться, уметь вовремя тормозить, сдерживать себя, чтобы точнее донести слово, мысль, состояние героя.».

В период учебы в Щукинском училище наступает один из переломных моментов в биографии В. Ланового. В 1956 году ему предлагают роль Павки Корчагина в одноименном фильме. Картину ставили на Киевской киностудии молодые режиссеры А. Алов и В. Наумов. Роман Николая Островского "Как закалялась сталь" вошел в жизнь В. Ланового еще раньше, в 1941 году. В оккупированном фашистами селе учитель читал мальчикам роман на украинском языке, а книгу приносил тайком, рискуя жизнью. Ребята воспринимали Павку не как литературного героя, для них он был живым, вполне конкретным человеком. Таким он и остался в сознании Василия Ланового на всю жизнь. Таким актер сыграл его и в кино – как давнего хорошего знакомого, в котором видел для себя образец стойкости, мужества, веры и решимости ее отстаивать. Но роль эту он получил, в общем-то, случайно. В роли Павки уже начал сниматься Георгий Юматов, но работы над фильмом шли тяжело. И вот тогда режиссеры Алов и Наумов увидели в соседнем павильоне, где снимался фильм "Триста лет тому…" с участием В. Ланового, молодого человека с гордым взором и предложили ему попробоваться на роль Павки Корчагина. Василий Семенович вспоминает: «…когда пришел на пробы к Алову и Наумову, режиссеры хором воскликнули: «Ну, вот оно!». Надо сказать, что они своеобразно снимали Павку. Все время твердили фразу Андре Жида, который в 1934-м навестил больного Островского и, выйдя от него, произнес: «Это ваш коммунистический Иисус Христос». Режиссеры говорили: "Вася, вот и играй Христа". Когда картина пошла, многие критиковали меня за "святость" Павки. А меня это радовало - значит, все получилось. Мы ведь и снимали максималиста, человека идеи».

Фильм "Павел Корчагин" получил призы на Московском международном кинофестивале в 1957 году и в 1958 году – на Всесоюзном. Мужественная внешность, яркий темперамент, волевые качества – все эти сценические свойства отличали Василия Ланового уже в самом начале творческого пути. Роль Павки Корчагина закрепила за ним амплуа героико-романтического плана.

Съемки этого фильма стали сложным испытанием для актера. В этот период Лановой не только учился в Щукинском училище, снимался в кино, но еще и играл в спектакле. С девяти утра он репетировал роль Чацкого в спектакле "Горе от ума", в тринадцать часов улетал самолетом в Киев на киносъемки и до двенадцати ночи работал на съемочной площадке. Затем снова летел в Москву и к пяти утра добирался до училища, где засыпал в спортзале на матах, а в девять часов уже читал монолог Чацкого на репетиции. Но руководство театрального училища, не поощряющее съемки студентов в кино, осталось непреклонным – Ланового оставили на второй год. Как вспоминает Вениамин Смехов, наказание получилось весьма сомнительным – Лановой-студент уже играл яркие роли в кино и театре и считался вполне состоявшимся актером.

После окончания училища. 60-е

В 1957 году Василий Лановой окончил Щукинское училище и был принят в труппу одного из самых именитых театров Москвы – театра им. Евг. Вахтангова. Первой работой актера на этой сцене стал юный, мечтательный, отдавший жизнь за Родину политрук Бакланов ("Вечная слава" Б. Рымаря, 1957). В первые годы работы в театре Лановой выступал в основном в массовках или одноплановых, главным образом романтических, ролях: Фортинбрас ("Гамлет", 1958), гость у Лауры ("Маленькие трагедии" по А. Пушкину, 1959). К 1963 году на счету Василия Ланового были уже такие большие роли в кино, как Павка Корчагин, эталон романтического героя Артур Грэй ("Алые паруса", 1961) и даже в эпизоде, где его герой произносит всего лишь одну фразу "Красиво плывут... Вон та группа в полосатых купальниках" ("Полосатый рейс", 1961) он не остался незамеченным, а серьезных ролей в театре по-прежнему не было. Но в 1963 году главный режиссер театра Р.Н. Симонов решил возобновить легендарный спектакль "Принцесса Турандот", и в скором времени Лановой уже репетировал роль принца Калафа, готового идти на смерть ради любви прекрасной принцессы Турандот. Постановка имела большой успех. Так, по словам В. Ланового, он родился, как актер. Однако, хотелось попробовать себя и в ролях иного плана. Так, когда в детском спектакле "Золушка" Е. Шварца (1966) В. Лановому снова предложили роль Принца, он попросил у Р.Н. Симонова дать ему роль маркиза Па де Труа. Для молодого актера, игравшего молодых романтических героев, роль древнего старца была серьезным испытанием актерских возможностей, но все же стала одной из интереснейших его работ в те годы в театре.

Во второй половине 60-х на экраны вышли экранизации двух романов Л. Н Толстого. В 1965–1967 годах В. Лановой снимается в роли самоуверенного, легко идущего по жизни Анатоля Курагина в многосерийном фильме С. Бондарчука "Война и мир". Первоначально в сценарии не было сцены в лазарете, где встречаются Анатоль и князь Андрей. Лановой настоял на ее введении в фильм, и оказался прав. В исполнении В. Ланового, как отмечали кинокритики, у Курагина появляется больше человеческих черт, чем в романе. Не найдя внутреннего оправдания поступкам своего героя, актер делает упор на его страстный характер, лихачество, жажду рискованных приключений. В фильме "Анна Каренина" (1967) по сценарию В. Катаняна и А. Зархи Василий Лановой сыграл Вронского. В картине он создал образ, предложенный ему сценаристом и режиссером. Вронский Ланового – блестящий красавец, истинный представитель высшего света, потомственный военный, выпускник Пажеского корпуса. Он искренне и страстно любит Анну, но не способен пожертвовать ни одной из своих привилегий. У него слишком мало духовных сил. Создав такой образ Вронского, актер, по его словам, остался неудовлетворенным своей работой, будучи уверенным в том, что способен на большее.

Удачно складывается работа в театре, запоминающаяся такими яркими ролями как Дон Гуан ("Маленькие трагедии", 1963), Протасов ("Дети солнца", 1968) и, наконец, Маяковский ("Конармия", 1966). Лановой не просто читал произведения Маяковского, но и жил в его образе, добиваясь внутреннего и портретного сходства. Сломав привычные каноны, актер читал стихи великого поэта мягко, тепло, лирично. Эта работа стала особенно важной для понимания поэзии Маяковского.


70-е
Василий Лановой дети семья.
Начало 70-х годов – время важнейших событий в жизни Василия Семеновича. Он женится на актрисе театра имени Евг. Вахтангова Ирине Купченко. На сцене они не раз играли вместе, а в кино встретились только однажды, в картине "Странная женщина" (1977). У них родились двое сыновей: Александр в 1973, а в 1976 – Сергей, названные родителями в честь Пушкина и Есенина.

В 1971 году на экраны страны выходит картина "Офицеры", в которой В. Лановой сыграл главную роль – верного долгу и чести офицера Ивана Варавву, в какой-то мере продолжающего характер политрука Бакланова из спектакля "Вечная слава" (1957). Василий Семенович размышляет: «Эта картина странной судьбы. Вначале мы относились к фильму как к любому другому. Но в нем режиссер Роговой и оператор Кирилов, на мой взгляд, нашли какой-то ассоциативный ряд для каждого поколения зрителей. Прошло 30 лет, картину каждый год показывают и все смотрят по нескольку раз. Я думаю, что секрет в том, что каждое поколение находит в нем свое. Детство, послевоенное время, зрелость. Потребность в романтизме, реализме — пожалуйста. Потребность в красоте, в любви — все есть. Там какая-то загадка есть, чудо какое-то. У меня есть по ролям гораздо лучше картины, но они проходили, и остался Иван Варавва… В фильме четко разделились обязанности. Юматов — реализм, Лановой — романтизм. И между ними женщина. Такой любовный треугольник».». Этот фильм-эпопея, охватывающий судьбы героев в период с 1919 по 1970 годы, навсегда стал одной из самых любимых картин отечественного кино, особенно почитаемых среди защитников Отечества, а слова «Есть такая профессия – Родину защищать» стали символом солдатского долга. По опросам журнала "Советский экран", фильм "Офицеры" назван фильмом года, а Василий Лановой – лучшим актером 1971 года.

Мастерство актера росло от фильма к фильму, от спектакля к спектаклю. Сохраняя свое амплуа благородного героя, Лановой постепенно уходит от внешней красивости и начинает создавать глубокие, психологически сложные образы: статуарно-холодный, несущий гибель красавец Цезарь ("Антоний и Клеопатра", 1971), коварный Зильбербрант ("Господа Глембаи", 1975). Тема героизма, борьбы, осознанного мужества, жизни на пределе возможности – одна из ведущих в творчестве Василия Ланового. Лучшие из таких работ – Огнев ("Фронт", 1975), сыгранный актером с неистовым темпераментом ответственного, идущего на конфликт с «горловщиной» человека нового поколения, решительно ломающего старые методы руководства армией, и председатель колхоза Сагадеев ("Тринадцатый председатель", 1979) – образец высокой гражданственной, истинной боли за жизнь людей. Актера привлекала неординарность характера персонажа, которого судят за то, что он проводит экономический эксперимент для улучшения жизни односельчан. В 1972 году актер удостоен премии Московского комсомола за создание героических образов. В 1978 году ему присвоено звание народного артиста РСФСР.

В культовом телесериале "Семнадцать мгновений весны" (1973) режиссера Татьяны Лиозновой Лановой сыграл фашистского офицера Карла Вольфа. «Карл Вольф – враг. Можно было еще грубее сыграть его, но мне хотелось показать не примитивного, ненавистного врага, а достойного противника», – говорит актер. Другими запоминающимися работами стали такие роли, как в киноповести "Анна и Командор" (1974) – мужественного Командора, а в драме Владимира Басова "Дни Турбиных" ( 1976) – блистательного поручика Леонида Юрьевича Шервинского.

80-е

80-е годы начались для актера съемками в фильмах детективного жанра. Почти во всех этих лентах ему довелось работать с режиссером Б. Григорьевым, у которого актер впервые снялся в роли разведчика Чена в фильме "Пароль не нужен" (1967). Следующим стал образ майора Костенко в кинодилогии "Петровка, 38" (1980) и "Огарева, 6" (1980), снятой по романам Ю. Семенова. Последним в этом жанре был фильм "Приступить к ликвидации" (1983), где актер выступил в роли бывшего военного летчика Вадима Алтунина, обманом вовлеченного преступниками в свою среду. За эти фильмы В. Лановой в 1984 году был удостоен Премии МВД СССР.

Не раз довелось Лановому создать образ Ф.Э. Дзержинского – в фильмах "Шестое июля" (1968) по пьесе М. Шатрова и "Бой на перекрестке" (1982, Премия КГБ в 1983 г.). В исполнении Ланового в фильме "Шестое июля" Ф.Э. Дзержинский совершенно не похож на привычный по историко-революционным фильмам образ "железного Феликса". Создатели картины сделали упор на раскрытие человеческих черт Дзержинского. С драматургией М. Шатрова Лановой снова встретился, сыграв роль Л.Д. Троцкого в спектакле "Брестский мир" (1987). Не столько словесно, сколько пластически решая этот образ, актер сумел передать позерство, легкомыслие, самовлюбленность, не замечаемую самим Троцким парадоксальность многих его суждений.

Героико-патриотическая тема, роли военных занимают в творчестве актера значительное место. Каждый раз, прикасаясь к военной теме в фильме или спектакле, он снова переживает то, что уже довелось ему испытать и пережить. «Почему именно эта, военно-патриотическая, тема так близка и приносит особое удовлетворение? Время необратимо. Уходят от нас те, кто завоевал Победу, кто прошел через ужасы войны, кто выстоял в этом тяжелейшем испытании. Сужается круг ветеранов войны, сегодня они уже доживают свой век. А поэтому все острей и острей желание хоть в малой доле вернуть им тот огромный, неисчислимый, неоплатный долг. Я искренне рад за те поколения, которые могут судить о войне лишь по книгам, фильмам, спектаклям. Это огромное счастье, подаренное нам ими, прошедшими длинную, смертельную дорогу войны. И очень важно, чтобы о них помнили всегда.»

Ни одна работа в театре, в кино, на эстраде не стоила актеру стольких нервных затрат, такого напряжения и внутренних волнений, как озвучивание многосерийного документального фильма "Великая Отечественная" (1979), созданного многими кинематографистами под руководством Романа Кармена. Голос Ланового, звучащий за кадром, не просто рассказывает, комментирует – он созвучен переживаниям и боли сидящих в зале. Его слово доходило и до тех, кто знал войну только по рассказам старших, книгам, фильмам, спектаклям. «Это были четыре месяца высочайшего психологического напряжения человека, которому надлежало не только увидеть все это разом на экране, но и осмыслить, пережить события, равных которым по трагедийности не знала история человечества. Иные снятые фронтовыми кинооператорами эпизоды, сцены и один то раз было невозможно смотреть, а мне приходилось смотреть их по нескольку раз, чтобы одна из записей для данной сцены вошла в будущий фильм. Иначе нельзя, иначе было бы неискренне, а это в таком фильме просто непозволительно. Документы, снятые во время войны операторами, были первой инстанцией по правде, по крови, по волнению, по могучей отдаче, которая чувствовалась в каждом кадре. И поэтому прикосновение к ним сегодня тоже должно быть только таким. А сердцу отозваться на увиденное в документах помогал тот груз воспоминаний детства, который всегда со мной. Мне уже не нужно было долго вглядываться в документы времени, вчитываться в текст, чтобы понять и почувствовать все, что они в себе содержали. Воспоминания тотчас же дорисовывали то, что не вошло в хронику, вызывали внутреннее состояние, уже пережитое ранее.»

Чтение В. Лановым русского дикторского текста в документальной советско-американской киноэпопее "Великая Отечественная" в 1980 году отмечено самой престижной премией того времени – Ленинской. В качестве диктора он еще раз блеснет своим мастерством в документальном фильме "Стратегия Победы" (1985). В этом же году Василий Семенович удостаивается высшего звания в творческой среде – народного артиста СССР.

В 1984 году актер отметил свой 50-летний юбилей. К этой дате им была написана книга "Счастливые встречи" о великих людях, которые, так или иначе, прикоснулись к его судьбе.

Из киноработ второй половины восьмидесятых стоит отметить телеверсию романа Д. Гранина "Иду на грозу" – фильм "Поражение", снятый в 1987 году Б. Мансуровым. В 1965 году актер уже соприкасался с тем же романом Гранина, сыграв в одноименном фильме роль молодого физика Олега Тулина. В "Поражении" В. Лановой сыграл профессора Данкевича – талантливого, честного ученого, под которым разверзлась бездна, и он понимает свою полную беззащитность перед обществом, перед кланом, руководящим наукой, где все брошено в угоду карьере.

С середины 80-х, в перестроечные годы, Василий Семенович стал все реже появляться на экране. Не лучше обстояли дела и в театре Вахтангова. Народный артист переживал творческий простой. Морально поддерживало преподавание в родном Щукинском училище, где актер избрал наиболее близкое и любимое для себя – художественное слово. Спасала и литература. Лановой продолжал делать авторские чтецкие программы, но теперь для себя – филармонии переживали кризис и не могли устраивать творческие встречи актеров со зрителями.


90-е

Ситуация изменилась в 1994 году, когда руководство театра Вахтангова в связи с шестидесятилетием актера предложило ему выбрать пьесу, в которой он хотел бы сыграть. Василий Семенович остановил свой выбор на "Милом лжеце" Килти. В паре с замечательной вахтанговской актрисой Юлией Борисовой в роли английской актрисы Патрик Кэмпбел Лановой и сейчас играет ироничного и умного Джорджа Бернарда Шоу в спектакле "Милый лжец". Следующей стала главная роль в постановке "Лев зимой" (1997). Через два года В. Лановой сыграл писателя Абеля Знорко, вовлеченного в тонкий психологический поединок в спектакле "Посвящение Еве"(1999). Так же нельзя не отметить роль Астрова в спектакле "Дядя Ваня", поставленном в театре А. Калягина.

Среди ярких киноработ актера в 90-е годы выделяются блистательно сыгранный Иван Берестов в экранизации пушкинской "Барышни-крестьянки" (1995), а так же роль Александра I в фильме Игоря Таланкина "Незримый путешественник" (1998).

В настоящее время Василий Семенович не часто радует кинозрителей новыми ролями. От многих актер отказывается – нет желания сниматься в картинах низкого уровня. Отверг Лановой и предложение переозвучить в новой трактовке события былой войны в документальном фильме "Великая Отечественная", в озвучивании которого принимал участие в 1979 году, вложив в свою работу всю душу и пережив заново события своего детства.

В январе 2004 года В. Лановой отметил свое 70-летие. В Центральном концертном зале "Россия" прошел торжественный вечер, посвященный этому событию, а вахтанговский театр поставил бенефисный спектакль "Фредерик, или Бульвар преступлений", в котором В. Лановой сыграл французского актера Фредерика Леметра, поражая зрителей не только актерским мастерством, но и отличной физической формой. К юбилею артиста вышла в свет автобиографическая книга "Летят за днями дни... ".

Сейчас актер по-прежнему играет в трех спектаклях родного вахтанговского театра, заведует кафедрой художественного слова в Театральном училище имени Бориса Щукина.

В 1995 году Василий Лановой возглавил в качестве председателя общественный фонд «Армия и культура», который создавался как добровольное формирование творческой интеллигенции для патриотического воспитания молодежи, поддержки военнослужащих Российской армии. Коллектив под руководством самого популярного «офицера» России провел более 800 благотворительных концертов и встреч в воинских подразделениях, в том числе в «горячих точках» – в Чечне, Абхазии, Приднестровье, Таджикистане. Фонд участвовал в культурно-благотворительных акциях «Сберечь Россию», «Крылатая гвардия – гордость России» (в честь 70-летия ВДВ). Одно из главных направлений работы организации – «Госпитальная программа». Фонд «Армия и культура» оказывает шефскую помощь воинам, находящимся на излечении в военных госпиталях Москвы, Тулы, Рязани, Главном госпитале внутренних войск МВД РФ. Более 10 лет Василий Семенович возглавляет Международный детский кинофестиваль «Артек». В сентябре 2007 года Лановой был принят в состав Общественной палаты Российской Федерации.

В.С. Лановой отмечен высокими государственными наградами: орденами «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2004), Дружбы (1994), Почета (2001). Среди общественных наград – ордена Андрея Первозванного, Петра Великого II степени, Святого Станислава, Национальная премия имени Петра Великого. Он награжден медалями: Пушкинской (200 лет), золотой Тютчевской (200 лет), «Золотая Фортуна» (Украина), имени В.И. Даля, имени Вернадского (РАН), имени С. Вавилова (РАН).

По материалам книг В. Ланового "Счастливые встречи", "Летят за днями дни..."

Комментарии

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код:
magazinlabRacT (18.06.16)
Аспиратор воздуха - это устройство для выполнения отбора проб воздуха на сорбционные трубки или аэрозольные фильтры с целью анализа на степень наличия в нем химических элементов, пыли или газов, а также бактериологических агентов. Аспираторы для отбора проб окружающего воздуха - это многоцелевые и специализированные аппаратура с разнообразным комплектом каналов и различными диапазонами расходования изучаемого воздуха во время подбора пробы, а также разными возможностями питания.
В таких аппаратах под действием специального пробоотборного устройства происходит забор газовоздушной пробы, проходящей через измеритель расхода, который зовется ротаметр. Ротаметры почти всегда производятся из стекла.
Пробоотборное устройство (аспиратор окружающего воздуха) прямо применяется для того, чтобы проверять качество и определять состав окружающего воздуха в закрытом пространстве.
Аспираторы нужно разделить на группы по:
• типу потребления электроэнергии;
• объему отбираемого окружающего воздуха;
• численности каналов всасывания.

отбор проб воздуха с помощью аспираторов можно подобрать и приобрести в magazinlab.ru
Купить фильтры аналитические афа ВП, ХП, ХА, РСП, РМП